Шварцланд. "Шлагбаумы".

Здесь Вы можете прочесть и обсудить чужие истории о ВР или выложить свою.

Модераторы: Имперский командор, Rayan, KaiseR

Ответить
Автор
Сообщение
KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10014
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Шварцланд. "Шлагбаумы".

#1 Сообщение KaiseR » Сб дек 04, 2010 9:58 pm

Туман… Вообще, он является частым, даже родным явлением для всей юго-восточной части центральных земель, на коих расположены многие важные державы. К примеру, та же Аспия- даже её столица, казалось бы, достаточно далеко расположенная от юга, каждое утро, а в некоторые сезоны и ночь, покрыта густым туманом. Он, белый, воздушный, заволакивает равнины, наполняет леса, застаиваясь среди елей и сосен, наполняет и улочки городков, что даже созданный, вызванный к жизни человеком огонь ламп не может просветить, проглянуть сквозь эту пелену.
Граница между Шварцландом и Аспией после последней войны казалась стартовой полосой, и не ясно было, кто и с какой стороны первым попытается пересечь её.
С одной, аспийской стороны, в районе Готцена, стояли несколько приграничных будок, у которых временами прохаживались пограничники в зелёных мундирах и высоких киверах. С другой, в подобных будках, проживали пограничники Шварцланда, курившие по вечерам на больших деревянных скамьях, стоящих рядом с постами.
Несмотря на тревожную обстановку, в течение года никаких попыток вновь сцепиться в схватке не последовало. Аспия, эта старая империя, которая веками брала и отбирала, была серьёзно наказана маленьким королевством-вассалом при поддержке южного союзника- Терании. Казалось, кайзер может вновь, после некоторой передышки, ударить по маленькому соседу, но его трон начал серьёзно качаться- будучи умным человеком, Вильгельм IV почувствовал, что очередная военная авантюрка может обойтись Аспии новой революцией. Да и хотелось ли ему созывать Теранию, которая здорово побила его Империю, что столько раз заявляла о своей непобедимости и силе, на новую битву? Раскол острова Возрождения на острова Розы и Креста выгодно изменил геополитику в пользу Аспии- Францланд и Мирланд, удалённые некогда колонии, из-за сейсмической активности приблизились к суше и «состыковались» с Империей, став её полноправными частями, бывшие противники, у которых были поводы пригрозить Аспии, оказались отрезаны от неё. Казалось бы, что могло теперь навредить Империи? А навредили национальные противоречия внутри неё.
По итогам Шварцландской Войны Аспия очень легко отделалась- несмотря на потерю почти всей своей многомиллионной армии, ей удалось сохранить свои земли более-менее целыми, исключая Шварцланд, который при поддержке Терании стал автономным королевством, получив суверенитет. А ведь были и требования со стороны Шварцланда на передачу в его границы герцогства Гардии!
Выгнав толпы побитых, в белых мундирах, вражеских солдат, новый правитель- князь Фердинанд фон Лихтенцоллерн- торжественно въехал в столицу на белом коне, с парадом войск, приветствуемый ликованием народа. Фридгард радовался и готовился к коронации, спустя 125 лет после последней, когда в 1697 году короновался здесь последний король Фердинанд III.
С громом мортир, салютов, парадами, пирами и звоном колоколов началась новая эпоха в жизни Королевства Шварцланд. Опустились на флагштоках бело-чёрно-золотые влаги Аспии, и взмыли вверх бело-красные флаги Шварцланда- попадали с фасадов государственных учреждений золотые двуглавые орлы аспийского кайзера, и укрепились на них коронованные орлы Короля. После долгих работ над куполом дворцовой церкви, примыкающей к королевскому дворцу, была установлена шварцландская корона из чугуна- это новшество, преобразившее столицу, стало последним штрихом, смывшим аспийское наследие с лика новой страны.


Только заслышав громкие шаги, раздающиеся по длинному коридору, увешанному картинами и гобеленами, лакеи и мелкие чиновники, ждавшие аудиенции или работавшие во дворце, оборачивались и кланялись. Но, будто не замечая их почтения, молодой мужчина в голубом мундире продолжал свой путь.
- Что-то рано сегодня Его Высочество наведались во дворец,- ухмыльнувшись, полушёпотом произнёс пожилой чиновник в расшитом золотыми узорами мундире.
- Да-да, вы абсолютно правы.- бестолково закивал его собеседник,- Я слышал, что по его инициативе арестовали статского советника Фридерикса.
Седой чиновник махнул затянутой в белую перчатку рукой, поморщив лицо.
- А, этот ваш Фридерикс был превосходный казнокрад и лжец. Если бы его не арестовали по инициативе кронпринца, я бы и сам обличил бы его в преступлении. Право, но я не хотел бы жертвовать своим авторитетом. Не солидно доносить, не солидно- поверьте мне,- улыбнулся чиновник.


Кронпринц, 38-летний мужчина с чёрными, аккуратно стриженными волосами и гусарскими усами, остановился у массивных дверей с богатой резьбой, украшенной золотом и, поправив мундир и спавшую на лоб чёлку, вошёл.
Король стоял у окна, покуривая трубку.
- Я не думал, что ты придёшь так рано.- повернувшись лицом к гостю, произнёс Фердинанд Вильгельм IV.
Уже довольно пожилой, 60-летний Король всегда был бодр по утрам. Его лицо с седыми усами и бакенбардами, было свежим и иллюстрировало отлично настроение владельца, мундир был выглажен и чист, а ордена блестели на груди.
- Всё дело в том, что ещё два часа назад,- бросив мимолётный взгляд на стоящие в стороне часы, начал кронпринц,- я был вынужден отправиться в министерство иностранных дел. Собственно, я привёз для Вас, отец, оттуда неприятную весточку.
Из рукава кронпринца появилась сложенная бумажка, которую он передал в руки отца. Развернув её и пробежавшись серыми глазами по строкам, Король отложил её на стол и вновь повернулся к окну.
- Ты ведь уже читал её?
- Да, я думаю, у меня есть на это право.
- Тогда мне не нужно пересказывать тебе содержание сей записки.
- Я думаю, кофердский отказ есть лишь реакция на недавние события. Тесный союз их с Аспией, от которой мы благополучно оторвались, обеспечивает и их нена…
- Я знаю.- перебил сына пожилой Король.- Но и ты знаешь, что я не хочу участи изолированной державки, которая топчется за спинами таких стран, как Аспия и Терания!
- Но Терания благосклонна к нам. Без её помощи мы не смогли бы достойно отстоять свой суверенитет.
- И тем не менее Карл III видит в нас только территорию влияния, плацдарм для дальнейшего ужимания Аспии, пока та не свалится в пропасть и не разобьётся на частички. А потом он просто соберёт то, что образуется из этих фрагментов, и присоединит к Терании. Не думаешь ли ты, что Терания откажется прибрать к рукам и нас? Уверяю тебя, в этом мире всё относительно. Сейчас Аспия унижена и опустилась на дно. Она серьёзно обижена, и получила урок. Терания празднует победу, и продолжит терзать Аспию до тех пор, пока та совершенно не превратится в ничто. И вот теперь Карл надеется, что мы будем для него триумфальной аркой на пути к Кёнигштадту. Не забывай, что по условиям нашего с ним договора бы обязаны предоставить проход его войскам в случае войны с Аспией. И вот, когда ему удастся разрушить Аспийскую Империю, он будет, собственно, как и в нашем случае, благоволить образованию национальных государств. А потом очень нагло, без церемоний, приберёт эти государства к своим рукам, объясняя всё расплатой за помощь. Какой итог? Образование Теранской Империи с центром в Гроссбурге.
- Отец, но Вы, мне кажется, строите слишком далёкие планы на будущее- едва ли Карлу III удастся так быстро совершить всё, что Вы предсказываете! Ему потребуется столетие!
- Однако, если это так, я желал бы полного суверенитета для своей страны. Мне, я не побоюсь такого слова, не нужно теранское влияние в Шварцланде. А для этого нам нужно сближение с Аспией. Получив союз с Аспией, мы значительно отодвинем от себя Карла III, который так активно стремится сделать нас проходным двором в Аспию, а потом, если всё благополучно сложится, ему придётся и вовсе забыть о дальнейших завоеваниях.
- Однако, подобных Карлу полководцев я никогда не встречал. Даже на страницах книг. Он военный гений. Вспомните Байернберг! Вспомните эту армию аспийцев, десландцев! И все они были разбиты, эти мёртвые тела, разбросанные по полю боя, эти разбитые редуты! И он, этот Карл, в каске и на коне, в своём кровавом мундире, возвышающийся над этим побоищем!
- Да, я помню Байернберг.- потупил взгляд Король,- Оружие Карла- его хитрость и уверенность. Он умеет далеко предсказывать будущее, действия противника, словно перед битвой читает уже её сценарий, словно сценарий какой-то пьесы! Аспийские телеграфы не помогли, что уж там… Он, во истину, настоящий волшебник.
- Который подкармливает свою силу кровью.- мрачно заметил кронпринц.
- Все мы кормимся кровью, Людвиг. Это закон жизни, и, видимо, Господь проверяет нас на этой стадии существования нашего духа, насколько мы сильны. Впрочем, я думаю, наш разговор мы можем продолжить и в коляске. Твоя шинель тут?
- Я оставил её в кабинете кригскомиссара фон Эйбена. Он был не против, можно сказать, сам предложил.
- Ах, этот старый драгун, Эйбен? Он славный малый. Всё бы ему всласть, если бы не этот проклятый ревматизм. А ты знаешь, как он скакал в Литской Войне? Мы все тогда были молоды, горячи и очень самоуверенны. Я в той войне, под Сино, получил пулю в голенище- вот это похлеще всякого ревматизма, по сей день хромаю.- Король улыбнулся, поднимая со стоящего рядом стула свою чёрную шинель.
Гремя по брусчатке улицы своими колёсами, запряжённая пестрой лошадью скромная коляска выкатилась из ворот дворца. Двое седоков в ней, одетые в тёплые шинели и каски с развевающимися белыми султанами, продолжали свою беседу, попутно принимая приветствия прогуливающихся тут жителей столицы.
- Всё дело в том, что армия королевства сейчас недостаточно развита. В отличии от сторонников этого глупого национализма, я считаю изучение и в некотором роде заимствование опыта у Аспии весьма выигрышной политикой, так как аспийская рейхсармия зарекомендовала себя как сильнейшая армия мира, по крайней мере, до последней войны. Снаряды. Пушки. Ружья, наконец- пока у нас недостаточно развито производство, что бы выпускать собственную продукцию такого рода. Вспомнить, хотя бы, погромы аспийских фабрик, которые снесли почти до основания в позапрошлом году. Спрашивается- зачем? Я был вождь той революции- но разве я призывал крушить и уничтожать всё, что связано с Аспией? Этого требует народ. Запомни, сын, народ- это овцы. Ты не имеешь права относится к ним, как к скоту, но должен помнить, что они скорее поднимут тебя на штыках за твои неудачи, чем выслушают твои оправдания, и скорее уничтожат всё, что вызывает их, порой даже незначительную, ненависть, не задумываясь о последствиях. А потом, как следствие, будут рыдать на руинах и обвинять во всём тебя и твою политику, якобы приведшую их к такому. Но опаснее всего те из них, кто образован, но является такой же овцой, что и его сосед в лохмотьях и без мысли в голове. Образованная овца, упрямая и самодовольная, всегда будет идти наперекор пастуху, призывая идти в противоположную заданной сторону направления, пока не упрётся в тупик или не попадёт в волчью пасть. Но и там будет обвинять только пастуха- что не остановил, что не предупредил и что не дал пощёчину в момент затуманивания рассудка. Нам нужно сделать овец как можно более послушными, но сильными и готовыми быть твоими подданными до конца. Если, конечно, ты действительно прав. Тогда всё будет отлажено, помни это. Но сейчас мы в любом случае жутко отстаём от всех стран мира- и хотя народ едва ли отличен у нас, мы совершенно не имеем ресурсов для строительства собственных производств. Я не утопист и не любитель громких лозунгов, я не верю, что мы можем как-то высосать из пальца всеобщее счастье и не обещаю своим подданным благополучия в ближайшем будущем. Ты слышал про Ицкорта? Этот революционер, правивший Кофердом в годы тамошней революции, в итоге застрелился в собственном кабинете. Он тоже многое обещал- свергнув старую власть, он построил новый режим, который сначала держался только на инерционной энергии взбудораженного неожиданной свободой народа, а потом на силе карательного аппарата. На каждом параде и митинге он обещал большое будущее и счастье, что называется, всем даром. Итог ты уже знаешь. Сначала он дискредитировал старый режим, свергнутого императора, которого обвинил во всех бедах, а потом так же дискредитировал и себя, и свою власть, показав её сущность. Инерция, по которой народ движется после неожиданного взрыва свободы, рано или поздно угасает- те, кто ещё недавно слепо шагали по трупам, забирая всё, что не было прибито гвоздями, вскоре оглядываются и ужасаются обилию трупов и крови вокруг себя. И тогда самый эффективный способ продержатся у власти- запугать ещё больше. Мне не нужны репрессии- помни, что бы люди были тебе верны и уважали тебя, они не должны видеть в тебе равного. Некоторые в наше время считают, что если опуститься до уровня подданных, показать им, что ты так же, как и они, имеешь дело с теми же проблемами, народ увидит в тебе лидера. Но так же и собака никогда не выполнит твоей команды, если будет видеть в тебе собаку. Народ должен видеть в тебе лидера- он должен видеть в тебе главу, отца, хозяина- но только не равного себе. Это подрывает их уважение к тебе, как подрывает его вид твоей праздности или глупости. Им хочется подчиняться идеальному герою, рыцарю, без страха и упрёка, а не глупцу, лентяю и моту. Сейчас мы пытаемся установить нашу власть в стране, которая успела позабыть нас. В течении века наши соотечественники пели гимн аспийскому императору, считали себя аспийцами или того хуже- считали себя ниже аспийцев, недостойными стоять с ними на одном уровне. И вот сейчас они вновь чувствуют себя нацией, знают, что у них есть свой флаг, свой герб, свой Король- но это должно быть прочно закреплено в их умах. Мы уже подъезжаем, наверное, я утомил тебя своей речью?- ухмыльнувшись, спросил Король.
- Нет, отец. Я внимательно слушаю вас. И думаю, ваши мысли куда более, чем правильны.
- Я рад твоему почтению. Но, в итог своей речи, раз сегодня я успел уже выступить пред тобой оратором, я хочу сказать следующее- Коферд забудет, забудет и Аспия прошлую обиду. Но шлагбаумы мировой политики рано или поздно начнут своё движение- и вот от направления их движения зависит и сама мировая история! Сейчас они думают, что им не нужен свободный и сильный Шварцланд. То же думает и Карл III- пока он потакает нам, но как только мы продемонстрируем собственную силу, он покажет истинное своё лицо. Но пока я жив, пока жив ты- будущий Король Шварцланда- наша страна сможет противостоять любой силе. Я надеюсь, мы сможем добиться взаимопонимания с соседями и наконец избавиться от зловредного для нас влияния наших лжесоюзников. Придёт момент, и со Шварцландом будут считаться, ведь когда то и Аспия была молода, и Коферд, и Терания.
Коляска остановилась на большом плацу. Сошедших гостей приветствовали кирасиры на своих сильных конях и генералы в касках. Прозвучал сигнал, загремели барабаны.
По команде, шварцландские солдаты ровными рядами двинулись перед своим Королём, чеканя шаг, и выкрикивая приветствие. Глаза Фердинанда Вильгельма слезились, то ли от гордости и растроганности, то ли от мороза. Кронпринц стоял смирно, глядя на великолепие ровных рядов марширующих войск.
«Шлагбаумы истории» открыты для Шварцланда…

Ответить

Вернуться в «Истории ВР»